Sebastian Stopper (sebast_sto) wrote,
Sebastian Stopper
sebast_sto

Как убивать генерала (по-партизански) - Ч.1





Уже 2 года назад мы занимались загадкой генерала Борнеманна.
Что произошло 69 лет назад
в лесу южнее Брянска?
Мы найдем ответы в архивах,
если мы читаем документы и сравниваем их.

Благодарю редактора за большую помощь
в исправлении и добывании детайлов!









 


Себастьян Штоппер

Дело Борнеманна

Во время немецко-советской войны партизаны Брянщины причиняли немецким оккупантам значительныe потери. Как указывается в обобщающих сообщениях начальников партизанского движения Брянщины, тогда им удавалось «уничтожить» 145.373 (1), 154.274 (2) или даже 164.849 (3) «фашистов и предателей Родины». Также якобы было убито 3 генерала.

К сожалению, историкам тяжело проверять эти сведения. В частности точная информация об операциях против генералов, как правило, отсутствует. Утверждают, что отрядом специального назначения «Митя» уже 15 сентября 1941 г. в Клетнянских лесах был разгромлен немецкий штаб с генералом (4). Из партизанского куста южнее Брянска прибыло сообщение, что до 15 мая 1942 г. на счёту этих отрядов был убитый генерал (5). Дука тоже сообщал, что за первый год его деятельности ему удалось убить генерала (6). А точные сведения когда и где отсутствуют. Следующий генерал был застрелен якобы во время антипартизанской операции «Вольный стрелок» (Freischütz) 1943 г. в северном лесном массиве (7). Это неправильно, так как только один немецкий офицер погиб в этих боях и шесть были ранены (8). И еще во время боев в Новозыбковских лесах 4 — 9 июля партизанские бригады им. Суворова, им. Пожарского и соединения черниговских партизан «уничтожили» 1 генерала, свыше 100 офицеров и около 1000 немецких солдат (9).

Единственный случай, в котором мы имеем подробности об операции против немецкого штаба с генералом, это нападение на генерала Борнеманна (Bornemann) 1 сентября 1943 года недалеко от деревни Коломино. Откроем эту характерную страницу в книге памяти Брянских партизан.

Итак, 1 сентября 1943 года партизанский отряд «Большевик» бригады «За Родину» получил приказ организовать засаду на дороге Алтухово — Острая Лука в лесном массиве к югу от Брянска. В тот момент по данной дороге активно перемещались немецкие легковые и грузовые автомобили, так как Вермахт только что закончил отступление из Орловской дуги. Целью нападения партизан было взятие в плен высокопоставленных немецких штабных офицеров и захват вражеских документов.

Нападение получилось удачным. Когда с востока, от Алтухова к месту засады приблизились 2 легковые машины и грузовой автомобиль командир группы бывший лейтенант Красной армии Столбовский решил напасть именно на них. Столбовский лично убивает двух немцев в первой легковой машине, в то время как остальные партизаны обстреливают немецких солдат и забрасывают их ручными гранатами.

«Когда машины были остановлены разведчики бросились к ним и обнаружили в первой машине убитым выстрелом в голову и грудь генерал-лейтенанта немецкой армии. Во второй машине было убито 6 человек и 6 ранено. В этот момент произошла рукопашная схватка, в результате которой оставшиеся в живых немцы были отогнаны. С нашей стороны имелся один легкораненый кинжалом. В связи с тем, что к месту боя приближались в большом количестве немцы из охраны большака, группа не успела захватить все трофеи, а только изъяла документы, находившиеся в машине и срезала погоны с генерала, а затем отошла произведя поджог машин». (10)

В другом источнике утверждают, что партизаны для нападения одели немецкую форму и что старший лейтенант Анатолий Сержант, начальник штаба отряда «Большевик», руководил атакой на кортеж автомашин на участке большака у Красного Пахаря (11). Даже курский чекист и сотрудник областного управления НКВД Коптев требует заслугу убийства генерала (12).

И в четвертой книге можно обнаружить такие абзацы о Борнеманне:

«Первого сентября 1943 года из Острой Луки он выехал на рекогносцировку местности по Алтуховскому большаку. Впереди него следовал танк, за танком на незначительном расстоянии шла открытая машина. [...] За машиной генерала дефилировала в трех легковых машинах его свита, затем следовал два грузовика с охраной; кортеж этот прикрывал броневик, за которым тянулась колонна механизированных войск. [...]

Засаду на Борнеманна и его свита организовала партизанская бригада «За Родину». Возглавлял операцию заместитель командира бригады по разведке Ковалев — бывший прокурор, юрист по образованию.

Танк партизаны пропустили; он прошел и заглушил собственным шумом переполох, поднятый на дороге. Легковые машины немецких офицеров от зажигательных пуль загорелись, партизаны успели выхватить из огня лишь труп генерала, портфели с документами, среди которых партизаны нашли процитированную выше докладную записку, приказ об операции, карты. Живым взяли адьютанта Борнеманна.» (13)

В результате – полная путаница. Откуда и куда на самом деле следовал конвой? Сколько транспортных средств было в нем? Кто руководил группой партизан и что было результатом нападения?

Как всегда, лучше всего обращаться к первому, оригинальному документу. В журнале боевых действий отряда мы увидим написанную от руки следующую запись. втором статьи трудно разборчивые буквы заменялись на знак «¿»):

«1.9.1943 г. Группой в к-ве 28 чел. под ком-и ¿ л-та Сержант действующей по ликвидации немецкого штаба и захвата документов 1.09.1943 к 15.00 разгромлен на большаке Кр. Пахарь Коломено (западнее кирпичной 2 клм) штаб кру¿ной немец. ¿¿¿¿и и захвачены штабные документы: 15 топографических карт с нанесенной обстановкой, пакеты, приказы ¿ за документы.

Потери противника: убито генерал-лейтенант, 4 офицера в чине не ниже капитана, 9 чел. разного чина а всего 14 чел., ранено 6 чел. Уничтожено техники 2 легковых и 1 грузовая машина (сожжены). Наши потери 1 человек ранен. Расход боеприпасов патрон винтов. - 400, патрон ППШ - 220, ручные гранаты - 23.» (14)

Партизаны на основе захваченных документов были уверены, что они убили генерал-лейтенанта Борнеманна и его адъютанта Гартунга (Hartung). Даже погоны немецкого генерала якобы отрезали и послали в Москву.

Им бы были обеспечены высокие награды, если бы они не были «предателями». Группа, совершавшая нападение была составлена из перебежчиков, советских военнопленных и бывших «Хильфсвиллиге» (Hilfswillige) немецкой 383-й дивизии. После службы на стороне немцев они теперь должны были «ценой своей жизни» выполнить поставленные задачи и таким образом «искупить свою вину перед Родиной» (15). Немного подозрительно, что первая же их операция получилась такой успешной.

Однако, подозрительнее всего следующий факт: на самом деле генерал Борнеманн остался жив.

* * *

Карл Борнеманн родился 15 сентября 1885 года в южноморавском городе Цнайм (сегодня город Зноймо в Чешской Республике), который тогда входил в состав империи австрийского Кайзера. Когда Борнеманну был 21 год он начинал свою военную карьеру и в тот момент, когда дуалистическая австро-венгерская монархия вступила в Первую Мировую войну он был старшим лейтенантом императорской армии.

Он пережил битвы Первой мировой (во время Первой мировой войны Борнеманн использовался на штабной работе) и разрушение Австро-Венгерской монархии после военной катастрофы.

Военная карьера офицера Борнеманна продолжалась в новой республике Австрия и до 1937 года он дослужился до генерал-майора. В 1938 году Австрия была аннексирована национал-социалистической Германией. В это сумбурное время Борнеманн был «бригадиром» пехотного подразделения № 2 австрийских федеральных вооруженных сил и отвечал за инспекцию всей службы охраны и обеспечения войск гарнизона Вены (16).

Хотя Карл Борнеманн не поддерживал национал-социалистов он оставался солдатом и надеялся, что после «аншлюса» Австрии (который он поддерживал) в составе Вермахта будет иметься австрийская армия.

Однако, к его разочарованию его не приняли в Вермахт. Причиной стали подозрения в его еврейском происхождении, хотя Карл Борнеманн предоставил безупречные родословные. Несмотря на его протесты Борнеманн был отправлен в отставку. А немного позднее, в конце 1939 года он был уволен с военной службы (17).

Однако уже 1 февраля 1940 года Вермахт все же задействовал Карла Борнеманна. После нарушающего договор нападения на Советский Союз он был направлен на Восточный фронт. Здесь он командовал 442 дивизионным штабом специального назначения, который в тыловых районах немецкой армии выполнял задачи по борьбе с партизанским движением. В этом качестве генерал-лейтенант Борнеманн уже во время антипартизанской операции «Зимородок» (Eisvogel) в декабре 1942 года воевал на северо-западе Брянщины (18), с января 1943 года действовал в районе южного лесного массива (19) и в конце мая выполнял задачи в рамках немецкой антипартизанской операции «Цыганский барон» (Zigeunerbaron) в лесном массиве к югу от Брянска (20). После отступления Вермахта в сентябре 1943 года, Борнеманн вместе с 9-й армией также отступил в Бобруйск. Его имя и имя адъютанта исчезает из штатного расписания этой армии только 15 марта 1944 года (21). После этого еще несколько месяцев он командовал второсортной 410-й пехотной дивизией.

Таким образом, 58-летний штабной офицер был переведен в Германию, где Верховное командование назначило его комендантом города Вюрцбурга. Через год Карл Борнеманн уже фигурирует в ранге генерал-майора и наименование его должности трансформируется в «боевого коменданта»: в конце 1945 года американцы стояли недалеко от Вюрцбурга. Оборона города была подготовлена Борнеманном недостаточно и поэтому он ночью 31 марта 1945 года был отозван из Вюрцбурга к XIII-ому армейскому корпусу в Нюрнберг (22). Скоро вся боевая активность в Германии и для генерал-майора Борнеманна Вторая мировая война закончилась. Таким образом, он получил возможность отметить свой 60-летний юбилей в мире.

Карл Борнеманн теперь был генерал-майором в отставке. Уже в феврале 1943 года он был награжден Немецким крестом в золоте за заслуги во время борьбы против партизан и теперь получал весомую пенсию в Вене. Он занимался составлением мемуаров о переживаниях во время своей военной карьеры (23), при этом не упоминая борьбу против партизан на Восточном фронте. Однако, прежде всего он занимался судебным процессом, так как по его мнению ему был причинен моральный и материальный ущерб увольнением из Вермахта. Процесс длился до 1957 года и закончился успешно для Борнеманна.

В то время, как другие военнослужащие из-за совершенных во время войны преступлений осуждались после войны, Борнеманн никогда не привлекался к ответственности и не представал ни перед немецким, ни перед австрийским судом. Также его борьба против партизан на Восточном фронте, по всей видимости, не лишила его хорошего сна. Карл Борнеманн умер в преклонном возрасте (94 года) 20 февраля 1979 года в Вене. Через несколько дней его тело было похоронено рядом с другими членами семьи Борнеманн на венском кладбище Нойштифт (Neustift).

* * *

Признак того, что Брянские партизаны просто выдумали хорошую историю, чтобы смочь сообщать об успехе, - это заголовок документа в Центре Новейщей Истории Брянской области. К сожалению, дело № 418 с документами того времени с 13.07. до 04.09.1943 г., в котором содержится сообщение «Пояркова и обвинении лейтенанту т. Сержанту в невыполнении задании командования» не выпускается в читальный зал. Было бы интересно узнать, какое положение в отряде было у партизана Сержанта. Может он срочно нуждался в успехе, чтобы улучшать свою репутацию.

К счастью, достаточно немецких документов есть, чтобы точно исследовать ситуацию того времени в Брянских лесах. После антипартизанских операций в южном лесном массиве летом 1943 года партизанские отряды и бригады находились в трудном положении. Горшков после снятия Емлютина по-новому организовал партизанское движение, но несмотря на большое количество перебежчиков из немецких частей в августе бригады южного массива охватывали все еще только около 6500 человек (24). Немецким войскам удавалось занимать лесные дороги на линии поселка Навли. С востока на запад подразделения Вермахта, а также бесчисленные добровольно и недобровольно эвакуируемые гражданские лица пересекали караванами повозок лес и Десну.

Южнее также партизаны быстро прогонялись от большака. Дорога Коломино — Острая Лука разминировалась и приводилась в исправность, чтобы быть одной из главных магистралей для отхода Вермахта (25). До 29 августа сапёры на участке Коломино — 2 км. восточнее Острой Луки разминировали 180 мин, причем теряли 4 солдата убитых и 6 тяжелораненых (26). Было запланировано, что немецкая 72-я пехотная дивизия должна была использовать эту дорогу, чтобы отступить за Десну (27). За охрану этих 20 км. отвечал гренадерский полк 533 (28) количеством 652 человека (29).

Из-за возрастающей ненадежности русских «Хильфсвиллиге» обезоруживались 30 августа 1943 г. (30) солдаты восточной роты Оберлейтенанта Цюльсдорфа (Zühlsdorf) (31) строительного батальона немецкой 383-ей пехотной дивизии. 16 «Хильфсвиллиге» убегали во время ночной грозы (32). Очень вероятно, что они заметили во время службы на большаке, что генерал Борнеманн очень часто использовал путь Алтухово — Коломино. В течении последних дней он проезжал 5 раз туда-сюда (33), чтобы руководить охраной дороги в районе во время отступления Вермахта. Штаб генерала сначала находился в городке Локоть (34). Но 1 сентября в 02:45 ч. штаб Борнеманна получил радиограмму с приказом, немедленно переместиться в Почеп, чтобы там обеспечивать бесперебойное движение транспорта (35).

Из немецких документов мы узнаем, что «бандиты» действительно атаковали конвой генерала 1 сентября 1943 г.:

«16.45 ч. нападение с винтовками, автоматами и ручными гранатами на маршевый эшелон генерала Борнеманна (3 автомашины) 1500 м. восточнее Коломино. 1 погибший, 2 офц. и 3 солдата ранены, генерал Борнеманн невредимый. 2 автомашины сгорели.» (36)

На следующий день генерал сообщал подробно (37), что произошло. 1 сентября 1943 г. в 16 ч. генерал поговорил с подполковником Гласеном (Glasen), командиром гренадерского полка 533, которого он случайно встретил на дороге в лесу. Потом Борнеманн продолжал поездку на запад в Коломино около минуты, когда внезапно в 16:15 ч. в 1 км к востоку от деревни открывался огонь по его колонне. Конвой состоял из 2 автомашин штаба Борнеманна ц.б.В. 442 (Stab z.b.V. 442). За ними следовала машина командира гренадерского полка 533 Гласена и 2 грузовика. Всего ехали 4 офицера, один переводчик-зондерфюрер (Sonderführer) и 8 рядовых солдат на машинах.

2 машины немецкой зенитной части с орудием как раз обогнали Борнеманна и были уже примерно в одном километре впереди. Самый близкий часовой дорожной охраны находился на удалении примерно 100 метров от места нападения.

В результате обстрела обе машины штаба ц.б.В. почти сразу загорелись. Один солдат был убит, в то время как 2 офицера и 3 рядовых были ранены. В течении последующего боя еще один солдат был ранен. Генерал-лейтенанту Борнеманну, напротив, удавалось спасаться в безопасности. По докладу самого Борнеманна борьба на большаке проходила таким образом:

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

(1) Справка Горшкова о нанесенных потерях противнику партизанскими бригадами и отрядами Орловского штаба партизанского движения за период с сентября 1941 г. по сентябрь 1943 г. (Центр Новейшей Истории Брянской области (далее: ЦНИБО), Фонд 1650, Опись 1, Дело 43, Лист 6).

(2) Итоги боевой и диверсионной деятельности за период с 01.10.1941 г. по 01.09.1943 г. от 01.09.1043 Матвеева и Польского (ЦНИБО, Ф. 1650, Оп. 1, Д. 43, Л. 2).

(3) Из отчётного доклада секретаря Орловского обкома партии тов. Матвеева А. П. о партизанском движении в Брянских лесах за 1941-1943 гг. Архивная выписка. (ЦНИБО, Ф. 451, Оп. 1, Д. 410, Л. 39).

(4) Е. Н. Шанцева / В. В. Дзюбан / Ю. Т. Трифанков, Брянщина в период оккупации 1941-1943 гг., генезис партизанского движения и коллаборационизма, Брянск 2010, с. 17.

(5) Отчётный доклад о партизанском движении в Брянской области [осень 1943 г.] (ЦНИБО, Ф. 1650, Оп. 1, Д. 64, Л. 12об.).

(6) Отчёт о проделанной работе Брянского партизанского отряда им. тов. Кравцова за период с августа месяца 1941 г. по август месяц 1942 г. (по месяц) (ЦНИБО, Ф. 1650, Оп. 1, Д. 299, Л. 6).

(7) В. В. Крашенинников (отв. Редактор), История Брянского края. ХХ век, Клинцы 2003, с. 285.

(8) Meldung der Abteilung Ia des LV. Armee-Korps vom 12.06.1943 (Bundesarchiv-Militärarchiv (далее: BA-MA), RH 21-2/500, Bl. 7).

(9) Книга памяти, том 12, Брянск 2003, с. 238.

(10) Текст «Операция по захвату штабных офицеров и документов» в отчетном докладе о партизанском движении в Брянской областии (ЦНИБО, Ф. 1650, Оп. 1, Д. 64, Л. 91 об.).

(11) Столбовский тоже участвовал, а якобы Сержант расстрелял генералу (М. Ф. Ковалев, Лесной Фронт. Документальная повесть, Москва 1983, с. 201 сл.).

(12) Статья В. Аленцева «Курская земля в огне» в сборнике «Фронт без линии фронта», Москва 1970.

(13) В. Андреев, Народная война, Москва 1952, с. 16.

(14) Отчёт о боевой деятельности п/о «Большевик» п/бр «За Родину» за время с 26.08. по 09.09.1943 г. (ЦНИБО, Ф. 1650, Оп. 1, Д. 439, Л. 21 и 21 об.).

(15) Текст «Операция по захвату штабных офицеров и документов» в отчетном докладе о партизанском движении в Брянской областии (ЦНИБО, Ф. 1650, Оп. 1, Д. 64, Л. 91 об.).

(16) Peter Broucek, Ein General im Zwielicht. Die Erinnerungen Edmund Glaises von Horstenau, Wien 1983, S. 264, Fussnote 109.

(17) Marcel Stein, Österreichs Generale im Deutschen Heer 1938-1945. Schwarz/Gelb - Rot/Weiß/Rot - Hakenkreuz, Bissendorf 2002, 313-316.

(18) Divisionsbefehl Nr. 170 des Ia der 707. Infanterie-Division vom 31.12.1942 (BA-MA, RH 26-707/7, Anlage 242).

(19) Auftrag des Panzer-AOK 2 für Divisionsstab z.b.V. 442 vom 18.01.1943 (BA-MA, RH 21-2/710, Bl. 535).

(20) Gliederung der Sicherungstruppen und der im Sicherungsdienst eingesetzten landeseigenen Verbände, Stand 01.06.1943 (BA-MA, RH 21-2/444a, Bl. 83).

(21) Beilage zum Kriegstagebuch Nr. 10 des Armeeoberkommandos 9, Anlagen zum Tätigkeitsbericht der Abteilung IIa/b, Berichtszeit 01.01.-10.07.1944 (BA-MA, RH 20-9/343).

(22) Max Domarus, Der Untergang des alten Würzburg im Luftkrieg gegen die deutschen Großstädte, Würzburg 19825, S. 182-184.

(23) Peter Broucek, Ein General im Zwielicht. Die Erinnerungen Edmund Glaises von Horstenau, Wien 1983, S. 264, Fussnote 109.

(24) Ведомость численного и боевого состава партизанских бригад и отдельных партизанских отрядов южной оперативной группы Орловского Штаба партизанского движения по состоянию на 01.08.1943 г. (Российский государственный архив социально-политической истории (далее: РГАСПИ), Фонд 69, Опись 1, Дело 221, Лист 55).

(25) Befehl der Abteilung Ia der 383. Infanterie-Division an das Bau-Bataillon 544 vom 28.08.1943 (BA-MA, RH 26-383/26, Anlage I/57 d).

(26) Meldung des Ia des Pionier-Bataillons 383 vom 29.08.1943 (BA-MA, RH 26-383/26, Anlage I/60 b).

(27) Befehl des Ia des Generalkommandos XXXV. Armee-Korps über die Absetzbewegung vom 30.08.1943, Seite 2 (BA-MA, RH 26-383/26, Anlage I/61 c).

(28) Befehl an das Grenadier-Regiment 533 vom 30.08.1943 (BA-MA, RH 26-383/26, Anlage I/61 g).

(29) KR-Fernschreiben über die Sonntagsstärkemeldung der 383. Infanterie-Division vom 28.08.1943 (BA-MA, RH 26-383/26, Anlage I/59 c).

(30) Tätigkeitsbericht der Abteilung Ic der 383. Infanterie-Division mit Anlagen für die Zeit vom 01.07. bis 30.09.1943 (BA-MA, RH 26-383/41).

(31) Befehl für die Aufstellung eines Bau-Bataillons der Abteilung Ia der 383. Infanterie-Division vom 18.09.1943 (BA-MA, RH 26-383/26, Anlage I/49 c).

(32) Morgenmeldung der 383. Infanterie-Division vom 30.08.1943 an Generalkommando XXXV. Armee-Korps (BA-MA, RH 26-383/26, Anlage I/61 l).

(33) Bericht des Generalleutnants Bornemann vom 02.09.1943 an das Armeeoberkommando 9 (Österreichisches Staatsarchiv-Kriegsarchiv, B 1041/45, Bl. 472-474).

(34) Abschrift eines Fernschreibens vom 19.08.1943 (BA-MA, RH 26-383/26, Anlage I/50 a).

(35) Geheimes Fernschreiben vom 01.09.1943 an Stab Bornemann (BA-MA, RH 24-35/74).

(36) Fernspruch vom 01.09.1943 (BA-MA, RH 24-35/74, ohne Nummerierung).

(37) Следующий текст следует за изображением генерал-лейтенанта Борнеманна в его сообщении от 02.09.1943 г. в Главное командование немецкой 9-й армии (Österreichisches Staatsarchiv-Kriegsarchiv, B 1041/45, Blatt 472-474).

Subscribe

  • 17 секунд

    Сегодня утром в Сирии два российского самолета находились на курсе, который должен пересекать бы турецкую территорию. Турецкуая сторона…

  • Запад этого не понимает?

    "Наивно и невежественно — именно так все еще реагируют Европа и Соединенные Штаты на войну на Украине. Они не понимают, почему русские столь…

  • Пропаганда ограниченного действия

    Путинская пропаганда путаницы и пустых утверждений не особенно эффективна на "Западе", где люди свободно могут проинформироваться. источник:…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

  • 17 секунд

    Сегодня утром в Сирии два российского самолета находились на курсе, который должен пересекать бы турецкую территорию. Турецкуая сторона…

  • Запад этого не понимает?

    "Наивно и невежественно — именно так все еще реагируют Европа и Соединенные Штаты на войну на Украине. Они не понимают, почему русские столь…

  • Пропаганда ограниченного действия

    Путинская пропаганда путаницы и пустых утверждений не особенно эффективна на "Западе", где люди свободно могут проинформироваться. источник:…